Духи и бизнес. Часть 2

Духи и бизнес. Часть 2

04.10.2018

КУЙВА

Пока готовили лакомство туриста – тушенку с макаронами (мясо, кстати, оленина – из Лооозерского местного оленеводческого совхоза) поболтали о местах. Сейдозеро не маленькое – 8 километров в длину и 2 – в ширину, находится в ложбине между горами, поэтому свой особый микроклимат. Здесь, в отличие от других окрестностей, – растут высокие хвойные деревья, природа похожа на нашу Карельскую тайгу (перешейка). На противоположном береге – белая скала с самым таинственным черным 75-метровым барельефом-«крестом», который называют «Куйва». Жившие здесь саамы (лопари) с доисторических времен преклонялись этому «кресту», считая, что это изображение божества или двигающегося великана. В любой интерпретации барельеф выглядит издалека как-то зловеще. Но наибольшую таинственность ему придает то, что происхождение его не понятно: уже много веков этот «крест» не меняет своего размера. Материалисты объясняли его происхождение так: это мхи проросли в тех местах, где через скалу просачивается вода.

куйва итог.jpg

- Как-то мне подозрительная гипотеза мхов, - за обедом стал излагать свое видение Миша, - Мох – это растение. Оно как-то должно жить, дышать... В разные времена года как-то менять цвет. С десятилетиями - расширяться или усыхать. А эта Куйва как была двести лет назад - так и остается. У меня есть своя история. Рассказать?

- Конечно, расскажи. Для чего мы сюда приехали? За историями, - ответили мы.

- Подрядились сюда несколько лет назад альпинисты из Москвы – хотели спуститься по скале и изучить Куйву. Я их сопровождал. Закрепили крюки, приготовились. И вдруг начался дождь, потом заморозок, а под конец замело снегом. Альпинисты подождали-подождали, собрались и уехали. Больше не приезжали. Похожая история у меня была с аквалангистами. В этой горе Нинчурт, которая примыкает к озеру, в свое время Барченко нашел полости, в которые можно попасть из под воды. Барченко считал, что в этих полостях есть остатки Гипербореи. Так вот аквалангисты, опять же московские, хотели проверить – есть эти полости или это миф? И тот же сюжет – приехали, разложили снаряжение. Вдруг поднялся такой ветер, что все озеро перебаламутило. Они спустились под воду и вернулись ни с чем – ничего не видно! И то же после никогда не возвращались.

Меня такие истории и в других местах расстраивали: «Как это? Ну, пусть снег, ветер – «дожмите вопрос»! Вы же не какие-то тряпки, а сильные люди. Чего вы взяли и свалили при первом же препятствии? Люди столетиями хотели узнать тайну места, а вы сбежали, не потерпев несколько дней!» Но здесь, на Сейдозере, я подумал, что они не «дожимают вопрос» не просто по лености. Потом мне рассказали знающие люди, что дайвингисты и альпинисты чувствуют, что, если место их не «принимает» – не надо добиваться покорения «вершины». Так что пока и Куйва и полости на дне Сейдозера не изучены.

39404624_2155736431347987_9017084650253713408_n.jpg

СЕЙДЫ

После обеда Михаил пошел ловить хариуса, а Сергей предложил нам подняться на гору Нинчурт. Мы согласились, хотя после обеда полагается поваляться в палатке. Но сейды манили. У понятия сейд много трактовок. Излагаю одну, которая мне ближе всего. Сейд – это в переводе с древнеисландского пение-общение с божествами. Самое распространенный артефакт, который называют сейдом – это огромный камень на вершине скалы, который стоит на трех маленьких камешках. Сейды – это часть так называемой мегалитической культуры, которую ученые так красиво назвали и… расписались в своей растерянности: на вопрос что собственно эта культура из себя представляет – ответа нет. Научные дискуссии можно прочесть и в интернете, а сейчас -покажи сам сейд. И вот мы взбираемся на Нинчурт. На верхнем плато уже закончилась тайга и резко возникла тундра – большое плоскогорье с низкой растительностью. Сверху понятно как эти горы Ловоозерские образуют закрытую климатическую зону. Вид шикарный. Горы, скалы, вдали огромное Ловозеро, под ногами Сейдозеро с островами, с противоположного берега Куйва смотрит на нас недобрым глазом.

И вот он сейд. Действительно – кто мог поднять такой огромный камень и подложить на подставки? Денис рассказал, что им учитель в школе во время прогулок по сопкам (где то же много сейдов) объяснял их происхождение как следствие таяния ледника: уходит ледник, камни оседают на землю, иногда под этими большими камнями могут оказаться три маленьких. Сейчас эту материалистическую теорию опровергают тем, что сейды встречаются и в тех областях, где не было ледника.

Осматриваем камень. Это не самый большой сейд в окрестностях. Но он находится на вершине самой таинственной горы.

- Хотите покажу маленький сейд? – спрашивает Сергей.

- Конечно!

- Могу и историю свою рассказать… - Сергей двигается по плато дальше.

- Слушаем с огромным интересом.

- Как-то я привел сюда свою подружку. Показал ей большой сейд. И говорю «Погуляй по плато, встретимся здесь через полчаса, я пока схожу к маленькому сейду. Окей?» Иду к маленькому сейду, немного музицирую рядом с ним. (Вставка от меня. Что значит - Сергей стал музицировать? То ли напевал? То ли у него с собой был инструмент типа гитары? То ли барабанил по сейду? Мы не спросили, но для дальнейшего рассказа это и не важно). Возвращаюсь через полчаса к большому сейду – подруги нет. Плато открытое, все как на ладони, оглядываюсь – никого нет. Ну, думаю, она девушка адекватная и не могла, не предупредив, спуститься сама в лагерь. Плохие мысли лезут в голову – не сорвалась ли со скалы? Стал кричать. Слышу свое эхо. Она не отвечает. Решил обойти плато. Делаю круг, возвращаюсь к сейду – она сидит как ни в чем не бывало. «Ты где была?» «Здесь рядом сидела, в 20 метрах» «Я кричал, ты чего не отвечала?» «Я ничего не слышала». Я решил, что она мне дурочку включила, обиделся. Мы спустились в лагерь, разругались, и она уехала в Москву. Когда я осенью вернулся в Москву, она меня спрашивает: «ты что-нибудь тогда делал с маленьким сейдом? «Да, я музицировал» «А я прочла в интернете, что уже были случаи, что если обидеть маленький сейд – он лишает человека голоса» «Но я слышал свое эхо». «Но я тебя не слышала». Вот такая непонятная история.

- Да-а. Не скажешь, что чистая мистика, но и не банальная история. В стиле здешних мест. А расскажи, Сергей, что ты тут делаешь на Сейдозере? Зачем тебе это нужно – здесь жить каждое лето? В Москве ты чем занимаешься? – стали мы любопытствовать.

- Когда-то, когда мне было 25 лет, я вдруг, ни с того, ни с сего почувствовал, что я хочу танцевать. В стиле свободной импровизации,  типа фри-джаза. Я бросил свою бывшую работу, нашел единомышленников, мы организовали что-то типа клуба, арендовали зал. К нам за деньги приходят ребята и девчата, которые тоже хотят танцевать, мы их учим. А весной меня тянет на Сейдозеро. Почему мне это надо? В двух словах сложно объяснить. Могу с помощью метафоры. Вот у вас, если задумаетесь, разные мысли скачут в разные стороны в один и тот же момент. И у меня также, когда я в городе живу. А здесь они выстраиваются в одну линию. В этом моя потребность.

- Примерно понятно. А на какие деньги ты живешь? У тебя семья?

- За зиму я зарабатываю какие-то деньги. Бывает даже не такие маленькие. В одно лето я съездил в Перу, знакомые позвали на встречу с тамошними шаманами. А здесь хватает 25 тысяч рублей на все лето. Семья была. Она, конечно, не смогла выдержать мой стиль жизни. По дороге в Москву заезжаю на Соловецкие острова. Там тоже чувствую себя хорошо.

- Интересно ты живешь!

Подходим к маленькому сейду. Сергей кладет под камень шоколадку. Подкармливает духов, заглаживает свою вину. «Наглотавшись» красивых видов с горы, спускаемся вниз. По пути пытаюсь вспомнить: а когда я пришел в полиграфию – что меня потянуло? Ведь случайно пошел именно в эту отрасль. Какие «духи» меня позвали? И как этих «духов» надо «подкармливать»? Как понять, что их обидел? Как загладить вину, если что?

ЖЕНСКИЙ ВОПРОС

На следующий день у нас в плане прогулка вдоль Сейдозера. Идем по тропе. Встречаем платку. У костра сидят две женщины. Здороваемся.

- Медведя ночью видели? - они спрашивают.

- Нет, не видели! Где?!

- Между вашим и нашим лагерем к озеру вышел. Рано утром. Попил воды и ушел в тайгу.

- Ничего себе. Миша, - интересуемся у нашего проводника, - А что делать, если медведь к палатке подойдет?

- Не парьтесь! Я их часто встречаю. Ничего страшного. Надо ему сказать громко «пшел вон!». Он и уйдет.

- Отличная защита! – как-то скептически отнеслись мы к этой технологии.

- Девушки, а вы откуда сами то? – Миша уже перевел разговор на более важную тему.

- Мы из разных городов – она из Екатеринбурга, я – из Владимира. Списались и пошли в это путешествие.

- А как вы от поселка сюда добрались? – спрашиваем у женщин.

- А мы на надувной лодке два дня гребли.

- А куда лодку дели?

- Спрятали у перевала в лесу. Сейчас хотим пешком вокруг Сейдозера обойти и обратно грести.

- А вы не боитесь путешествовать без мужиков?

- Мужики должны работать. Не боимся!

«Хорошая логика,– подумал я, - Мужики должны работать, а женщины могут в какую-то глушь залезать! Своеобразные сюда люди заходят, с нетривиальным ходом мыслей. Но так и счастье можно обрести. В городе, стоя у кухонной плиты, будет явно сложнее. Как и в бизнесе – нелинейные нестандартные ходы могут дать отличный эффект. Но на этом пути повышаются и риски «встретить медведя». Опять-таки нужна удача - нужно «кормить духов». Кому – что.

Как понять – какая бизнес-идея «твоя», а какая – пустая трата времени и денег? В моей практике были проекты, которые привели к ощущению бездарно потраченных ресурсов. Хотя, если вспомнить момент старта, мне они казались перспективными, интересными. По теории анти-планирования я плохо подкармливал «духов» этих проектов, работал без огонька. Но как в начале пути понять, разгорится энтузиазм или погаснет? Видимо, интуитивно - разумом просчитать это не возможно.

Встречал предпринимателей «стартаперов», как их теперь называют. Стартуют они бодро, вырываются в своем деле вперед, но потом им становится скучно, они теряют интерес  и дело закисает. С одним я таким разговаривал. Он как раз начинал новый проект.

- Ты уже знаешь за собой такой грешок: чего лезешь в гору один? Найди сразу компаньона, который подхватит тему и продолжит.

- Нет, я все про себя понял. Буду, стиснув зубы, дожимать вопрос. Я мужик или баба? Хочу доказать себе, что могу.

Ну, и естественно, проект затух через год, как и все предыдущие. Слушал как-то лекцию одного американца с таким же характером. У западников опыта больше, они знают, что делать, если имеют такой характер. Поэтому их траектория такая: купили загнивающий  бизнес по дешевке – включили «форсаж» в своем любимом стиле – увеличили в разы объем продаж наработанными приемами - вывели бизнес в прибыльную зону – и… продали его, пока не заскучали. У нас пока с этим трудно: и бизнес продать  нет сложившейся практики, и предприниматели не осознают, что в рутине не все могут успешно работать годами.

ТЕРИБЕРКА – МЕСТО НЕРЕАЛИЗОВАННЫХ НАДЕЖД

Следующей интереснейшей точкой нашего маршрута было село Териберка на побережье Северного Ледовитого океана. Оно стало знаменито в последнее время после того, как здесь прошли съемки нашумевшего фильма «Левиафан». Это единственное удобное место, где можно подъехать к отрытому океану на автомобиле и прочувствовать его мощную энергетику. И действительно здесь удивительно красиво. Это совсем другая красота - не Сейдозеро. Сбивающие с ног ветры, мощные волны, брутальные скалы, взлетающие брызги соленой воды, огромные просторы, тундра. Легко представить, что на берегу может лежать скелет огромного голубого кита (как в кино). И контрастный колорит создает депрессивность села – обломок советской империи: старые полуразрушенные здания, остовы бывших рыболовецких судов, ржавые пушки на зенитной батарее. 

39441790_2156632311258399_1134382209554186240_n.jpg

Териберка – древний населенный пункт с многовековой историей. Побережье Ледовитого океана – это череда заливов, которые называются «губами». В эти губы удобно заходить судам. Так порт Териберка возник за двести лет до Мурманска, «бился» за право быть главным русским портом на океане и… проиграл. Эта трагедия поселка наглядно видна. Его история – это история нереализованных надежд. Сначала как форпост России на севере. Потом как рыболовецкий центр. Расцвет пришелся на 60-е года XX века. Териберку сделали районным центром, создали огромный оленеводческий совхоз, рыбоперерабатывающий завод. Но потом что-то пошло не так: райцентр перенесли в Североморск, оленье стадо – в Ловозеро. Но, главное, изменилась технология добывания рыбы. Появились новые типы рыболовецких рефрижераторов, которые забирали рыбу у тральщиков прямо в море. А они (рефрежераторы) имели более глубокую осадку и не могли заходить в мелкую Териберскую губу и «ушли» в Мурманск. Рыболовная отрасль здесь заглохла. И поселок «покатился» еще ниже: завод закрыли, порт сократился, люди стали уезжать, поселок понизили рангом до села.

Мы знаем, что маленькие рыболовецкие суда успешно работают и в Норвегии, и в Англии, и в других странах. И ничего – существуют наряду с крупным бизнесом. Нужно было Териберке найти свою нишу, но в условиях советской организации хозяйства это было сложно. Хорошая аналогия для полиграфии. Наша отрасль тоже потеряла свой приоритет в передаче информации, но сдаваться не надо – надо искать свои ниши. Путь Териберки – это не наш путь. Бой пораженчеству!

39454528_2156632547925042_7797574350646804480_n.jpg

А Териберку, как будто, какой-то дух все время соблазняет. В начале XXI века появился опять шикарный шанс для этих мест. Геологи открыли Штокманское месторождение газа на шельфе. И Газпром совместно с Total решили строить в Териберке завод по переработке сжиженного газа. Построили дорогу. Но духи опять издеваются - американцы неожиданно вышли на рынок со своим сланцевым газом, и акционеры «Штокмана» решили притормозить проект.

Теперь новый виток возможностей. Благодаря «Левиафану» на побережье поехали любопытные туристы. Появился проект, аналогичный норвежским и канадским, переобустройства полярных селений под комфортную туристическую зону. Опять «дух» Териберку искушает. Кинет ли он ее опять, как в прошлые разы?

И снова возвращаюсь в полиграфию. Сколько типографий на слуху, которые должны были уже «грявкнуться» пару лет назад! Уже все поставщики обматерили их на каждом углу, закрывали им отгрузки. А они все живут, тянут свою лямку! И даже некоторые – на подъеме. Какая сила их питает? Какие духи? Упорство в тяжелых ситуациях – это, значит, то же своего рода энтузиазм!

КАРТИНКА ИЗ БУКВАРЯ

И еще один раз нас с Олегом сильно торкнуло. Когда мы в Мурманске посетили музей «Атомный ледокол «Ленин». Реальный ледокол, тот самый. Нынешнему молодому поколению не понять нас, воспитанных на советской символике. Мы видели фотографию этого ледокола везде: в букваре, по телевизору, на плакатах, марках, почтовых конвертах. Это был символ величия Советского Союза, а стал в нашем подсознании и символом нашего детства. Это мы поняли только тогда, когда поднялись на его борт. Такой «заброс» в детство создает мощный эмоциональный фон.

ленин.jpg

Экскурсовод, бывший старпом ледокола, очень талантливо провел экскурсию. Рассказал и о прошлом атомохода, и о настоящем, и о будущем ледокольного флота в России. Сейчас в «Росатомфлот» входит 10 судов, пять атомоходов уже списаны по старости. Страна надеется, что с помощью этого типа судов мы обеспечим круглогодичный Северный морской путь для транзита танкеров и контейнеровозов. Это пусть не даст прибыли стране завтра, а только послезавтра, но вкладываться нужно сегодня. И такие инвестиции может делать только такой крупный капиталист, как государство. Что-то аналогичное произошло с БАМом. Когда строили эту железную дорогу – не совсем было понятно зачем. Зато сейчас БАМ перегружен и приносит дивиденды.

ленин2.jpg

Любопытные истории про ледокол «Ленин». Середина 1950-х годов. Идет ожесточенное соревнование с США. Мы строим атомный ледокол и они строят. Нам надо построить быстрее, чтобы доказать преимущества социалистического строя. Строят Адмиралтейский завод в Ленинграде. Осадка судна – 10,5 метров. А наименьшая глубина Морского канала в те годы была 9,5 метров. Что делать? Как вывести ледокол в открытую Балтику? Вспомнили, что в Ленинграде случаются наводнения, и подъем воды больше полутора метров. Стали ждать очередного большого наводнения. А в тот год их все не было и не было. А уже 7 ноября приближается. В советское время важные события приурочивали к юбилеям Октябрьской революции. Вызывают директора Адмиралтейского завода в Смольный к Первому секретарю обкома КПСС Спиридонову. Тот устраивает разнос. Директор выходит из кабинета в приемную как оплеванный. Его подзывает к телефону секретарша Спиридонова: «Вас просят к аппарату. С завода». Он берет трубку. Ему сообщают, что вода в Неве начала наконец-то подниматься. Он на радостях вбегает обратно к Спиридонову в кабинет: «Иван Васильевич, вода в Неве стала подыматься!» А тот ему в ответ: «Вот! Как партия прикрикнет матом – тогда и начинаете работать!» Так и спустили ледокол для испытаний. На три года раньше американцев.

А другой случай с ледоколом произошел позже. Выяснилось, что в спешке не совсем правильно спроектировали атомный реактор. Американцы в этом случае вывели бы реактор из эксплуатации, а судно отправили бы в металлолом и заложили бы новый ледокол. Но наши так не могут. Как-то исхитрились и «вынули» из трюма старый реактор и «впихнули» туда новый, усовершенствованный. И он еще успешно бороздил океан 20 лет. А в 1989 году «Ленина» сняли с эксплуатации. В 1990-е годы уже хотели его порезать в металлолом, Но опять ледоколу повезло. Видимо, у него мощная поддержка от «духов». Нашелся сердобольный "Норильский никель", который единственный в стране имел тогда свободные средства и  профинансировал создание музея. И сейчас это прекрасный музей «нашего» детства. Я не мог в школьные годы представить, что когда-нибудь поднимусь на его борт, похожу по кают-компании, отделанной красным деревом, где бывали все: от Юрия Гагарина до Фиделя Кастро.

Есть теория, что чем человеку сложнее, труднее - тем мы становимся «злее», тем быстрее и эффективнее справляемся с проблемами. Причем, именно сложные ситуации, «взрывающие мозг», приводят нас к таким идеям, о которых мы и помыслить не могли, когда расслаблялись, и в запасе было «полно времени» и возможностей. Пример атомохода как иллюстрация этой теории, но так бывает не всегда. Люди (а я говорю в данном посте о бизнесменах) «ломаются» на трудностях, а еще чаще «гнуться» - продолжают бизнес, но киснут, депрессуют. Видимо, согласно теории анти-планирования нужно во-время себя перенастроить и подпитать «духов» своего дела своим энтузиазмом. А уже они в ответ помогут бизнесу.

РЕЗЮМЕ

Вот такая у нас состоялась поездка на тему «Духи и бизнес». Это не значит, что я отговариваю рационально принимать решения в бизнесе, планировать свою работу. Я хотел сделать акцент на том, что есть и другая (не рациональная) сторона медали, требующая внимания и подкормки. Как эта наша плохо организованная поездка на Кольский полуостров стала одной из самых интересных и насыщенных. И, как мне кажется, именно за счет энтузиазма, а не «просто повезло».

Ведение бизнеса можно обрисовать в категориях «целься-пли!». Классический принцип: «хорошо целься – точно пли!» А принцип анти-планирования я бы так сформулировал: «как-то примерно прицелься – пли - смотри куда попал – корректируй стрельбу – снова пли – опять корректируй – и дальше пли с детским серебристым смехом»

Вернуться назад

Наверх